NEWS (НОВОСТИ)
LYRICS (ТЕКСТЫ ПЕСЕН)
DISCOGRAPHY (ДИСКОГРАФИЯ)
MP3
FAQ (ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ)
PICS (ФОТО, ОБОИ)
MEDIA (СТАТЬИ, ПЕРЕВОДЫ)
LINKS (ССЫЛКИ)
GUESTBOOK (ГОСТЕВАЯ КНИГА, ФОРУМ)



На сайте www.inxs.ru - свежие новости , тексты песен INXS, полная дискография INXS, mp3 INXS, вопросы и ответы, фотографии INXS и Майкла Хатченса, переводы песен и статьи о INXS, ссылки, форум.


INXS - это больше чем музыка, больше чем религия, больше чем секс. INXS - это жизнь.

 

Последний альбом INXS:


 

Официальный сайт группы:



 



SpyLOG

Rambler's Top100





141145975

captainemo@mail.ru



 

 



ЛЮБОВНИК СМЕРТИ МАЙКЛ ХАТЧЕНС

В его жизни было все: мировая слава и самые красивые женщины. Миллионы поклонников и еще больше дензнаков. Но его судьба была слеплена по всем канонам рок-н-ролльных святцев. И потому в конце его ждал не букет из роз. Об одиночестве, загнавшем в петлю одного из самых талантливых музыкантов своего времени, правдивая история очевидца событии пятилетней давности Эдриана Дивоя.

Где бы вы его не встретили - в китайских ресторанчиках Лондона или в игорных домах Монте-Карло, в барак для дальнобойщиков и Лидсе или мельбурнских пивнушках - приветствие лохматого, благоухающего одеколоном Mайкла Хатченса всегда было одним и тем же. Приобняв вас за талию и чему-то про себя посмеиваясь, он спрашивал: "Ну как ты, парень?"

Мне эти слова впервые были адресованы в 1987-м. Группа Хатченса INXS в Британии все еще служила объектом насмешек. "Инэксы" претендовали на то, чтобы стать вторыми Rolling Stones, новыми The Doors или Talking Heads, но получалось у них что-то вроде Джорджа Майкла, долго просидевшего на протеиновой диете. Наконец у них таки вышел отличный сингл с песенкой про то, как ты катишься вниз с горы, глотая грязь. В клипе солист выглядел интригующе: романтическая шевелюра, встревоженная душа, кожаные штаны… 

Хатченс был человеком светским - в том смысле, что повидал свет: рос в Австралии, Азии и Америке. Он знал, что такое коммерция (отец Хатченса был уважаемым в международном сообществе бизнесменом). Хатченс любил готовить и собирал коллекцию тканей. Интересовался поэзией французского символизма и приготовлением алхимических тинктуp.

В начале 1990-х Хатченс был коротко подстрижен, одевался исключительно в черное.
И имел подозрительно здоровый вид, говорят, что благодаря занятиям кикбоксингом. Предметом особого поклонения были для него собственные лакированные туфли - он даже выкрасил ногти на ногах, чтобы они блестели так же как туфли. Хатченс зарабатывал уже кучу денег и с удовольствием их тратил. 

Однажды вечером мы с ним отправились в китайский ресторан в Челси, прихватив по дороге некогда популярного актера Джейсона Донована. Почти налысо выбритый Донован только что вернулся из Таиланда, где набрался мистических откровений о здоровом образе жизни которые, однако, не мешали ему в промышленных количествах поглощать виски и рассуждать о тщете земного богатства. Когда появился официант с внушительным счетом, Хатченс ловко перехватил листок и протянул свою пластиковую карточку. На попытки возразить ответил коротко: "О'кей, кто здесь мультимиллионер, поднимите руку!" Руку поднял, естественно, - только он один.
Позже вечером, в такси, по пути в Сохо, я вновь увидел эту карточку: на уголке ее белели кристаллики. Хатченс поднес карточку к моему носу - водитель нервно поглядывал на нас в зеркало. Я чувствовал, что голова моя сплющивается как пустая раздавленная сигаретная пачка. "Боже!" - простонал я. "Ну как? - поинтересовался Хатченс. И сам себе ответил: - Чудесно!"

Насколько по кайфу быть здесь мне...

В алкоголе и наркотиках Хатченс придерживался золотого австралийского правила: никогда не довольствуйся половиной, когда можно заграбастать целое. Он не скрывал, что перепробовал фактически все.
"Я жил на кислоте два года, - рассказывал он мне. - Это было здорово, но затем я остановился. Я катался по полу как четырнадцатилетний ребенок. Мне было вроде бы клево, но в голове почему-то сверлило - может, не стоит? Нет, это все-таки было охренительно хорошее время. Я, конечно, был идиотом. Но очень милым идиотом".
Именно в тот период Хатченс начал встречаться с моделью и певицей Кайли Миноуг. 

За крепнущей близостью двух самых востребованных австралийцев было приятно следить. Умилялись буквально все, даже скептики - музыканты из INXS. Гитарист Тим Фаррис, например, однажды сообщил мне буквально следующее: "Кайли - чудесная девушка. И Майкл действительно ее любит. Так что если вы собираетесь написать про них какую-нибудь гадость, я переломаю вам ноги. И делать это буду долго и мучительно". Пресса, напротив, любила изображать Кайли и Майкла пресыщенными развратниками, погрязшими в сексуальных излишествах. Масла в этот содомитский огонь подлила история с обнаружением таможенниками в багаже Кайли орудий для S & М забав. Майклу нравилось комментировать этот инцидент: "Вот видите, все говорили, что это я развратил Кайли. Но наручники-то нашли а ее чемодане!" Однако чаще Хатченс любил представлять свою подругу в образе большеглазой невинности.

"Великий секс - Великий! - предавался он воспоминаниям о Кайли, сидя за столом в монастыре Монпелье. - И она по-настоящему хороший человек". А еще он любил вспоминать их совместное путешествие в Оксфорд - совершенно фаулзовскую историю с ночным гулянием в чужом саду, экзотическим эликсиром, импровизационной поэзией, розами и выстрелом из ружья в финале.
Кайли действительно любила Хатченса, но у каждого из них был собственный график жизни, и жизнь эта их в конце концов развела. Впрочем, они остались друзьями.

Выездная модель

Через два года после разрыва с Кайли Хатченс появился па вручении музыкальных премий в Монте Карло со своей новой подругой - супермоделью Хеленой Кристенсен. 
После церемонии награждения ("Все очень мило, но хотелось бы бы, чтобы и мне что--нибудь присудили") мы направились в бар. За кружкой пива Майкл рассказал мне, они с Кристенсен живут в его захламленном доме под Ниццей. "Хелена великолепна, - утверждал он. - Изумительная кожа, фантастические глаза и, к тому же, она фанатка Depeche Mode. О них она может говорить часами. Так что не упоминай об этой группе, пожалуйста - жизнь так коротка. 
И тут Хатченс опознает принца Монакского, который в это время в соседнем кабинете тщетно пытается заставить некую девицу изобразить приветствие моряка. "Алиби! - орет Хатченс, сметая на своем пути фужеры с королевским шампанским. - Ну как ты, парень?!" 
Принц оказался отличным хозяином. Хатченс напился в хлам. Около двух ночи, заливаясь слезами, Майкл рассказывал мне о том, как он любит свою подругу, а потом попытался танцевать медленный танец с Альбером.
Вдруг Майкл заметил другого Принца -тот, собственно, просидел весь вечер с друзьями в тихом уголке бара, явно не рассчитывая на то, что попадется на глаза безумному австралийцу.
"Принц, ты сукин сын!" - заявляет Хатченс даже в состоянии глубочайшего опьянения умудрившись сделать так, чтобы грубое слово не казалось оскорбительным.
К чести артиста, который нынче подписывается вместо имени закорючкой, а раньше был известен как Принц, надо сказать, что он сохранил полное спокойствие. Даже сделал вид, что приятно удивлен. А Хатченс уже лез на сцену, требуя от диджея поставить "что-нибудь из Принца". Тот поставил, и Майкл
Закружился на танцполе в балетных конвульсиях. Но вскоре, начисто забыв, что инициатива была, собственно говоря, его, Хатченс уже ругал диджея за то, что он "достал своим Принцем". "Поставьте что-нибудь Майкла Хатченса" - требовал он. - Великий ведь музыкант!"

Пиво выпито, мы направляемся в Отель де Пари, где остановились Майкл с Хеленой, но в дверях нас задерживает привратник: "Пока я на этом месте, ты в таком виде, милый, сюда не пройдешь!" На Хатченсе старые "левисы" и допотопные мотоциклетные бутсы. Мы объясняем, что живем в этом отеле, Хатченс обещает даже купить новые джинсы, но страж дверей непреклонен. Майкл зовет менеджера, начинается суматоха, перед "месье Мишелем" извиняются за "чудовищное недоразумение". Хатченс же беквально вплывает в вестибюль, оборачивается и, не обращаясь ни к кому конкретно, роняет: "Уволить его!"

Звездопад

В 1993 году меня послали интервьюировать Хатченса во время его американских гастролей. После тусклейшего выступлении в одном из бостонских баров он предавался возлияниям в своем гостиничном номере. Наркотики смешивались с алкоголем - преобладали красное вино и кокаин. В четвертый раз выронив сигарету изо рта на пол, Хатченс назвал себя "охренительно великим музыкантом".
"Люди воспринимают меня двояким образом, - говорил он. - Некоторые полагают: да он просто сексуальный парень, который носится повсюду со своим членом. Другие же думают: гм, может, стоит еще раз взглянуть на этого придурка? Правильные люди меня всерьез не воспринимают. А зря. Они считают меня чем-то вроде цыгана - все это "Я отправлюсь завтра в Занзибар" и тому подобное. Меня это дико раздражает, потому что я пишу охренительно хорошие стихи и пою охренительно хорошие песни".
Чтобы не дать ему окончательно впасть в мерехлюндию, я заметил, что ведь он, по сути, человек, который развлекает публику. "Ненавижу это определение! - заорал Хатченс. - Возможно я умею развлекать, но это не означает, что я человек, который развлекает! Если ты сейчас откроешь эту дверь и заявишь: "Майкл, там стоит сотня человек, которых необходимо развлечь", я спрячусь в шкаф! Наверное, я и потерял себя во всех этих развлекательных шоу. Честно говоря, я так и не сумел найти имидж, который работал бы безотказно. Иногда, выходя на сцену, я чувствую, что да, блин, я великая рок-звезда!
Я не знаю, почему так происходит, и бешусь, когда думаю об этом". Он зажег сигарету и нахмурился: "Хотя, с другой стороны, я охренительно доволен таким раскладом". 

Паула Икс

Через год после этого интервью в жизни Майкла появилась новая женщина. Паула Йетс - жена музыканта Боба Гелдофа. Oнa рассказывала мне потом, что еще в школе была влюблена в Майкла по уши. Впрочем, школьницей она была по уши влюблена буквально во всех. Это тоже ее слова. 
У Хатченса и Йетс была одна общая черта; оба они были чемпионами мира по флирту. Йетс, разговаривая с кем-либо, часто начинала сразу расстегивать кофточку. Хатченс же обладал огромным и необъяснимым воздействием на женщин. Даже сильнейшие из них в его присутствии через пять минут заливались глупейшим девичьим смехом. 
"Настоящий Казанова, - говорил о Хатченсе один из его близких друзей. - Не могу даже с точностью вспомнить, сколько раз он посягал на мою жену. Но каждый раз искреннейшим образом смущался и извинялся".
Впервые я встретил Паулу в гримерке Хатченса. Оба они были в самом игривом настроении. Около полуночи музыканты из INXS и их окружение отправились накачиваться алкоголем в "Конрад-Отель", и там за пару часов отношения Майкла и Паулы проделали большую эволюцию. Сидя в баре, они выразили недвусмысленное желание переспать друг с другом. Судя по всему, это тогда же и произошло.
Месяцем позже группа Oasis совершала свой первый большой тур по Британии с триумфальным концертом "Хаммерсмит Палас". Во время одного из длинных соло в Slide Away я поднялся наверх и обнаружил Паулу, крепко спящую на софе с мобильным телефоном в руке. Шел 1994-й - мобильные были редкостью.
Я присел на краешек софы, Паула проснулась. Мы заговорили об усиленно раздуваемом желтой прессой ее романе с Лаймом Галлахером. "Он всего лишь большой ребенок, - улыбнулась Паула. - Я предпочитаю настоящих мужчин".
Тогда от кого же она ждала звонка по мобильному? От своего мужа, Боба Гелдофа? Оказалось, нет - от Хатченса. И в этот момент я почему-то понял, что больше в этой жизни я Майкла никогда уже не увижу.

О, где же ты, брак?

Когда супружеская пара разводится, друзья семьи, как правило, встают на сторону кого-нибудь одного. По счастью или нет, но я остался на стороне Боба Гелдофа, когда в июне 1995-го Паула ушла от него, отказавшись от всего, чего они достигли совместно. Судьба их детей находилась в подвешенном состоянии, мир для Боба рухнул. Я никогда не видел, чтобы разбитое сердце приводило человека в столь опустошенное состояние.
За одну ночь Паула превратилась из любящей матери и жены в безумную вакханку. И Хатченс с ней будто попал в воронку, и его завертело. Он влюбился в харизму Паулы, ее энергию, силу ее характера, ее витальность, но на самом деле имел крайне малое представление о том, с кем столкнула его судьба. Паула была природной стихией, облаченной в облегающую юбку.
Паула проглотила Хатченса, как гиена проглотила бы канапе. Теперь это не был уже артист, петух-зазнайка и охренительно великая рок-звезда. Он был выбит из колеи, он пытался справиться и с женщиной, и с личным кризисом. И все это на фоне того, что ему пришлось стать отцом для трех дочерей Гелдофа, которых Йетс забрала с собой. Хатченс мучился и искал забвения. Наркотики, транквилизаторы, алкоголь - любые формы анестезии... Паула, бывшая всю жизнь убежденной трезвенницей и борцом с наркотиками, приобщилась к зелью. Теперь они "кайфовали" вместе. Результаты оказались ужасающими. В течение четырех месяцев подряд их фотографировали буквально вываливающимися из машин и модных клубов.

Майкл несколько раз затевал с папарацци драки. Паула осыпала их ругательствами, прежде чем забыться на заднем сиденье автомобиля.
Еще одним убежищем для них стал секс. Паула с охотой рассказывала журналистам о мужском величии Хатченса и о том, как вместе они "переписывают Камасутру".
Паула забеременела. Сей факт, с ее точки зрения, означал укрепление отношений и доказывал любовь Хатченса. Под руководством своего пиар-агента Паула начала кампанию по прославлению материнства звезд. Как замечали наиболее язвительные журналисты, "своего будущего ребенка они наверняка назовут Публичность". Но несмотря на всю браваду, на публике Хатченс чувствовал себя глубоко несчастным. Изменилась его манера держаться. Он стал каким-то пришибленным: мертво повисшие волосы, слишком уж молодежный стиль одежды, одутловатость лица, несфокусированный взгляд. Изменилась его походка. Если раньше он будто въезжал в комнату на роликах, то теперь вползал на полусогнутых - как ковбой, согнанный с лошади.



Смертельный номер

У них родилась дочь, но это лишь усугубило ситуацию. У Майкла не получалось совмещать роль счастливого отца и крутого рокера. Союз Майкла с музыкантами из INXS подвергся испытанию. Он начал прислушиваться к бесконечным разговорам Паулы о том, что сам он куда талантливее товарищей по группе и пора ему задуматься о сольной карьере. И Хатченс начал даже составлять план собственного альбома.
Однако темнота вокруг сгущалась. Разрываемый между семьей и светской жизнью, он проваливался на обоих фронтах. Трудно быть хорошим отцом и изощренным гедонистом одновременно и трудно изменить стилю жизни, выработанному за двадцать лет. И Хатченс не мог со всем этим справиться. Двадцать второго ноября 1997 года он повесился в номере отеля в Сиднее. Повесился на собственном ремне. Ему было тридцать семь лет. Вокруг его смерти тут же закрутились домыслы. Самоубийство сначала исключили, потом снова допустили. Паула никак не могла решить, какая версия ей милее: любящий семьянин, доведенный до крайности, или неутомимый дух, пострадавший от сексуальных экспериментов. Пресса же узнала, что накануне смерти Хатченс беседовал с бывшим мужем Паулы, Гелдофом. И началось: не Боб ли, известный даром убеждения, подтолкнул Майкла к тому, чтобы свести счеты с жизнью?
У меня по поводу всего происшедшего возникла было своя теория. За несколько недель до смерти Хатченс начал принимать лекарство Prozak. Одним из побочных действий этого лекарства может стать подавление оргазма. Что и могло повергнуть Хатченса в смертельную депрессию. Я поделился этими соображениями с Кайли Миноуг. "Он действительно был очень сексуальным существом, - согласилась она. - Но не знаю... Иногда действительно легче думать, что он умер по какой-то такой причине. Ведь правды мы никогда не узнаем".
Мы разговаривали с Кайли в лобби лос-анджелесскогс отеля "Шато Мармон". Вставая из-за столика, она вдруг заметила лежащую в углу книгу черно-белых фотографий Хельмута Ньютона. Книга была открыта на снимке привязанного к стулу Хатченса. "Так всегда бывает, стоит о нем подумать, и он тут же возникнет", - задумчиво сказала Миноуг.


Паула Йетс так и не оправилась после смерти Хатченса. Свои последние дни она провела в алкогольном дурмане и изнурительных лечебных медитациях, которые, похоже, не имели на нее никакого воздействия. Она умерла от передозировки, так и не успев закончить дорогостоящее обустройство свежекупленного барского особняка. 


 

Статью предоставила Irena

   
© 2001-2017 Sergey Efremov (aka Captainemo)